Мнение адвоката о результативности жалобы на прокурора.

     Норма статьи 48 Конституции РФ гарантирует, казалось бы, неограниченное право граждан на обжалование действий (бездействия), решений органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц. Отраслевое законодательство конкретизирует порядок и сроки реализации конституционной нормы.        

     Так, уголовный процессуальный кодекс РФ нормой статьи 123 явно и недвусмысленно определяет, что «Действия (бездействие) и решения…прокурора могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы».

     Норма статьи 124 УПК РФ определяет, что «Прокурор… рассматривает жалобу в течение 3 суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель».

     Поэтому, основываясь на указанных выше законоположениях, логичен вывод о том, что, например, вынесенное в ходе проведения проверки сообщения о преступлении постановление прокурора города об отказе в удовлетворении жалобы или об удовлетворении жалобы правомочно обжаловать прокурору области в порядке ст. 123, 124 УПК РФ.

     Буквальное толкование норм ст. 123, 124 УПК РФ во взаимной связи с положением нормы ст. 48 Конституции РФ позволяет сделать однозначно положительный вывод.

     Однако не будем торопиться и посмотрим, как толкует указанные выше нормы Верховный Суд РФ, для чего обратимся к его кассационному определению от 21 октября 2020 г. по административному делу N 81-КАД20-4-К8.

     Так, по фабуле административного дела гражданин в порядке статьи 124 УПК РФ) обратился к прокурору Кемеровской области с двумя жалобами об отмене постановлений прокурора города, принятых по его жалобам на решения заместителя прокурора, одно из которых касалось вопроса незаконного продления срока досудебной проверки его заявления о фальсификации доказательств по гражданскому делу, второе — нарушения порядка регистрации его обращения руководителем следственного отдела города.

     Обращения были рассмотрены начальником отдела областной прокуратуры и дан ответ об отсутствии оснований для признания постановлений должностных лиц прокуратуры города необоснованными.

     Гражданин обратился в суд с административным исковым заявлением к начальнику отдела областной прокуратуры, прокуратуре Кемеровской области — Кузбасса о признании незаконными их действий, а также возложении на административных ответчиков обязанности рассмотреть его жалобы в порядке, предусмотренном статьей 124 УПК РФ.

     Полагалось, что отношения, возникшие по поводу подачи жалоб лежат в плоскости уголовного процессуального права и регламентированы нормами УПК РФ.

     Следовательно, жалобы подлежат рассмотрению в порядке, регламентированном именно УПК РФ, чьи нормы, как нормы специального закона, приоритетны перед нормами общих законов ФЗ «О прокуратуре РФ» и ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан».

     Суд первой инстанции гражданин проиграл, апелляцию и кассацию округа выиграл.

     Однако Верховный Суд РФ по кассационной жалобе прокуратуры области нарисовал более чем удивительную картину. Далее приведу выдержку из кассационного определения ВС РФ от 21 10 2020 г. № 81-КАД20-4-К8:

     «Обязанность органов прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешать заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов, установлена статьей 10 Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которой поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы, иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, установленные федеральным законодательством (пункт 2).

     Правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, регулирует Закон N 59-ФЗ, устанавливающий также порядок их рассмотрения названными органами и должностными лицами.

     Положения этого закона распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, подлежащих рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами (части 1 и 2 статьи 1).

     Одним из таких федеральных законов является УПК РФ, определяющий порядок уголовного судопроизводства и закрепляющий в главе 16 (статьи 123 — 127) процедуру обжалования действий должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, включая прокурора.

     Прокурор, как это определено в части 1 статьи 37 УПК РФ, является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной названным кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

     Уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 55 статьи 5 УПК РФ).

     Полномочия прокурора в ходе досудебного производства установлены частью 2 статьи 37 УПК РФ, предусматривающей, в том числе, право отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя (пункт 6).

     Согласно статье 123 УПК РФ действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном названным кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

     Федеральный законодатель, устанавливая порядок рассмотрения таких жалоб в статье 124 УПК РФ прокурором, руководителем следственного отдела, а в статье 125 УПК РФ — судом, предмет обжалования определил один — процессуальные действия и процессуальные решения, то есть участники уголовного судопроизводства, а также иные лица самостоятельно определяют в каком порядке обращаться с жалобой.

      При этом статья 124 УПК РФ, возлагая на прокурора обязанность по результатам рассмотрения жалобы вынести постановление о полном или частичном ее удовлетворении либо об отказе в удовлетворении, не предусматривает возможность обжалования такого постановления в порядке названной статьи, сделав исключение в отношении дознавателя и следователя, которые случаях, предусмотренных названным кодексом, вправе обжаловать их вышестоящему прокурору.

      Исходя из приведенных законоположений в их системном единстве в предусмотренной статьей 124 УПК РФ порядке рассматриваются жалобы на решения и действия (бездействие) прокурора, принятые и совершенные им в ходе досудебного производства (уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу, пункт 9 статьи 5 УПК РФ) как участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

      По смыслу статей 37 и 124 УПК РФ в их взаимосвязи жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа рассматривает прокурор, непосредственно осуществляющий надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

      Следовательно, жалоба вышестоящему прокурору на постановление прокурора о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении, как не связанная с вопросами осуществления уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, не подлежит рассмотрению в порядке статьи 124 УПК РФ.

      Такое толкование приведенной нормы согласуется с разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 3 постановления от 10 февраля 2009 года N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», если лицо не согласно с постановлением прокурора или руководителя следственного органа, вынесенным в соответствии со статьей 124 УПК РФ, то предметом обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

      С учетом изложенного вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о неправомерности рассмотрения областной прокуратурой жалоб Картануса В.К. в порядке Закона N 59-ФЗ нельзя признать правильным.

      Ссылка на пункт 3 приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 1 ноября 2011 года N 373 «О порядке рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора», обязывающего по результатам рассмотрения жалобы в соответствии со статьей 124 УПК РФ выносить соответствующее постановление, в котором излагать краткое содержание доводов заявителей, их анализ и мотивы принятого решения, несостоятельна.

     Названный приказ не регулирует отношения, связанные с рассмотрением вышестоящим прокурором жалоб на постановления, принятые в порядке статьи 124 УПК РФ.

      Таким нормативным правовым актом наряду с Законом N 59-ФЗ является Инструкция о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации (далее — Инструкция), утвержденная приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 30 января 2013 года N 45, положения которой распространяются на все обращения, содержащие сведения о нарушениях законодательства, охраняемых законом прав, свобод и интересов человека и гражданина, интересов общества и государства, за исключением тех, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами или федеральными законами, предусматривающими специальный порядок рассмотрения (пункт 2.1).

      В прокуратурах субъектов Российской Федерации решение об отказе в удовлетворении первичных обращений граждан принимает начальник управления (отдела), старший помощник прокурора, при повторном обращении в связи с отказом в удовлетворении требований — заместитель прокурора, прокурор или лица, их замещающие. Они же подписывают ответы заявителям (пункт 6.5).

      Принимая во внимание, что обжалуемые гражданином в областную прокуратуру постановления прокурора города не связаны непосредственно с осуществлением уголовного преследования, суд первой инстанции правильно признал законным рассмотрение начальником отдела областной прокуратуры жалобы административного истца в порядке, предусмотренном Законом N 59-ФЗ.

     Таким образом, отменяя решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении административного иска, судами апелляционной и кассационной инстанций были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в неправильном их применении, повлиявшие на исход административного дела, что служит основанием для отмены принятых по делу апелляционного и кассационного определений и оставлении в силе решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении административного искового заявления».

      Согласитесь, более чем сомнительный акт Верховной инстанции, и какие-либо комментарии здесь излишни.

      Нужно отметить, что ранее в правовых позициях Верховного Суда РФ уже случались явные огрехи в толковании правовых норм.

      Так, например, в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2003 года», и в Разъяснениях Верховного Суда РФ от 24.03.2004 «Ответы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» на вопрос: К подсудности какого суда относится рассмотрение дел об обжаловании действий (бездействия) пристава-исполнителя, исполняющего решение мирового судьи?», дважды был дан ответ, из которого следовало: «Если исполнительный лист выдан районным или другим федеральным судом, жалоба подается в районный суд, а если мировым судьей — мировому судье, в районе деятельности которых исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель (ст. 441 ГПК РФ)».

     Определением же Конституционного Суда РФ от 03.10.2006 N 443-О «По жалобе гражданки Аксеновой Эммы Васильевны на нарушение ее конституционных прав положением части первой статьи 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указанное выше толкование Верховного Суда РФ было навсегда исправлено: действия судебного пристава-исполнителя всегда обжалуются (оспариваются) только в районный суд.

     Возможно, придет время, и Конституционный Суд РФ вновь изменит сложившуюся судебную практику применения норм ст. 123, 124 УПК РФ.

Задать вопрос адвокату
Связаться