Необходимая самооборона развенчание мифа

Необходимая оборона по-новому ?!

Несколько дней назад Интернет буквально взорвала новость, пестрящая яркими заголовками: «Верховный Суд расширил случаи необходимой обороны», «Защищать дом от незваных гостей разрешили по новым правилам», «Мы защищены», «Мой дом — моя крепость», «Защищайтесь смелее» и так далее.

Изучив Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 31 мая 2022 г. «О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», увы, я не смог найти чего-то революционного, что, действительно, являло бы собой переворот в праве обороняющегося от неправомерного посягательства.

Правила необходимой обороны

По-прежнему покоятся на тех же принципах, что и раньше, своевременности, соразмерности, цели, реальности, непосредственности, действительности.

Так, в абз. 2 п. 3 постановления Пленума ВС РФ 2012 года добавлено, что незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, не сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, наряду с такими посягательствами как, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения, совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья) могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда.

Однако ч. 2 ст. 37 УК РФ определяет

Условия правомерности необходимой обороны от указанных посягательств, а именно: если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Поэтому появившееся у некоторых убеждение, что зашедшего в квартиру можно теперь убивать, увы, является заблуждением.

Далее в п. 8 постановления Пленума ВС РФ 2012 г. внесено дополнение, что состояние  необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда защита была осуществлена при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии реальной угрозы совершения общественно опасного посягательства, а действия оборонявшегося лица непосредственно предшествовали такому посягательству и были направлены на его предотвращение (например, посягающее лицо высказывало угрозу немедленного применения насилия в условиях, при которых у оборонявшегося лица имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, направляло в сторону оборонявшегося лица оружие, что свидетельствовало о намерении посягающего лица применить это оружие непосредственно на месте посягательства). Особо ничего нового не вижу.

Пункт 9 постановления Пленума ВС РФ 2012 г.

Дополнен тем, что не могут признаваться провокацией нападения правомерные действия лица, в том числе направленные на пресечение нарушения общественного порядка. Логично.

И, наконец, п. 13 постановления Пленума ВС РФ 2012 г. добавлен фразой о том, что при проверке доводов подсудимого о совершении общественно опасного деяния в состоянии необходимой обороны суд обязан исходить из принципа презумпции невиновности (часть 3 статьи 14 УПК РФ), в том числе учитывать, что подсудимый не обязан доказывать свою невиновность или наличие в его действиях признаков менее тяжкого преступления.

Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых обвиняемым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в пользу подсудимого».

По большому счету основополагающий принцип уголовного процесса презумпции невиновности закреплен в ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ и для какой цели о нем необходимо было лишний раз упоминать в постановлении Пленума ВС РФ, остается загадкой. Вероятно, по той причине, что презумпция невиновности не особо рабочий инструмент в правоприменении. Убежден, практики согласятся.

Анализ дополнений, внесенных в указанное выше постановление Пленума ВС РФ, на мой взгляд, кардинально не изменит сложившуюся правоприменительную практику, при которой шансы у обороняющегося лица оказаться на скамье подсудимых достаточно велики. Поэтому не слишком торопитесь применять необходимую оборону по-новому, ибо до Америки нам еще далеко.

Задать вопрос адвокату
Связаться